• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

Золотая таблетка

Глаз да глаз нужен. Владимир Путин на минувшей неделе потребовал от глав регионов не допускать сбоев в ходе нынешнего отопительного сезона и разобраться с многомиллиардными долгами энергетикам.

Заявил, что приватизация госимущества не будет ни бесплатной
, ни льготной, то есть выставляемое на продажу следует реализовывать по рыночным ценам. Премьер также поручил Минсельхозу заставить работать техрегламент на молоко и подготовить порядок госинтервенций на соответствующем рынке.

Еще Путин обсудил проблемы литературы, издательского дела и образования с ведущими российскими писателями, а также провел совещание
по развитию отечественной фармацевтической отрасли.

Премьер назвал практику, когда наши врачи лоббируют интересы иностранных компаний, недопустимой, а также подверг жесткой критике действия поставщиков лекарств. По его словам, некоторые из них совсем зарвались.

Владимир Путин, председатель Правительства РФ: «Необходимо решительно менять политику государственных закупок, установить здесь четкие, прозрачные правила игры на рынке, исключить лазейки и различные манипуляции для обхода конкурсных процедур. Когда конкурсы проходят честно, цены снижаются в десятки раз.

А есть и вообще анекдотичные примеры. Было бы смешно, если бы не было так грустно. В Челябинской области, например, стоимость одного лота в результате вмешательства антимонопольной службы, снизилась, прошу внимания, в сто раз».

Проблемы фармацевтической отрасли у российского руководства на особом контроле. О том, что необходимо для их решения, о работе по созданию собственных препаратов и технологий до формирования внятной государственной политики в этой сфере уже неоднократно говорил и Дмитрий Медведев. Вспомним также требование президента «давать по рукам тем, кто завышает цены на лекарства».

Корреспондент НТВ Юрий Кучинский, разбираясь, как в России таблетки становятся золотыми, понял, что без боя тут не обойдется, потому что суммы на этом рынке крутятся фантастические, не говоря уже о могучем и изворотливом лобби, а также пробелах в законодательстве.

Месяц бесплатных лекарств для всей страны. Как минимум. Таков прямой убыток за минувший год. Эксперты подсчитали бюджетную переплату за импортные медикаменты, которые уже почти полностью затопили фармацевтический рынок России.

Антимонопольная служба взялась расследовать, почему так дорого. И обнаружила коррупционную систему транснационального масштаба.

Тимофей Нижегородцев, начальник Управления контроля социальной сферы и торговли Федеральной антимонопольной службы: «Речь идет об очень больших деньгах, по сравнению с которыми наркоторговля является небезопасным, маргинальным, низкодоходным бизнесом».

То, что доктор прописал, то и продается. Лекарство — товар специфический, его не подберешь, как ботинки по размеру. Заболев, человек приходит к профессионалу, врачу, доверяет его рекомендациям и в аптеку идет за тем, что ему скажут. А препаратов, которые действуют одинаково, много. И компании, которые их производят, в борьбе за прибыль готовы платить за нужное название в рецепте.

Тимофей Нижегородцев, начальник Управления контроля социальной сферы и торговли Федеральной антимонопольной службы: «Разные уровни врачей получают разные возмещения за свою работу. Кто-то получает миллионы рублей в год от компаний, кто-то сотни тысяч, а кто просто ездит в Турцию, на Кипр, получает различные подарки. Это все зависит от уровня, который врач занимает в системе здравоохранения. И насколько он может влиять на принимаемые решения».

Международные фармацевтические компании на такое продвижение своих препаратов тратят едва ли не столько же, сколько на их производство. Себестоимость изначально вырастает вдвое. А потом еще накрутки дистрибьюторов, прибыль аптечных сетей. Вот и выходит, что здоровье в России порой действительно не купишь.

Отечественные лекарства выходят куда дешевле, но только денег, чтобы вывести их на рынок, нет. Как нет и сотен миллионов долларов необходимых на разработку новейших медикаментов. А если что-то и получается сделать, то новые препараты на годы зависают в сложной и запутанной системе тестирования и регистрации. В результате в аптеках России сейчас продается лишь четверть российского. А в госзаказе его и вовсе 4 %.

Виктор Дмитриев, генеральный директор Ассоциации российских фармпроизводителей: «Дело в том, что в регионах, куда сегодня перенесены закупки, чиновники, которые организовывают эти закупки, не заинтересованы в экономии бюджетных средств. А с другой стороны, они ее боятся. Если сэкономят в этом году, то в следующем есть угроза, что них эти средства срежут. Поэтому они закупают максимально дорогие лекарственные средства».

Госзаказ — это лекарства для больниц — сегодня размещают на аукционах. Придут несколько производителей, принесут свои таблетки и будут торговаться. Кто предложит цену ниже, тот и победил. Но это в идеале. На практике сделать так, чтобы победила нужная компания совсем не сложно. Порой доходит буквально до анекдотов.

На одном из аукционов в Подмосковье за счет бюджета покупали партию витаминок. Зачем-то в заявке появилось условие: они должны быть непременно с лимонным вкусом. И хотя ничем кроме вкуса предложенные витаминки не отличались (формула-то одна), компании, производившие их со вкусом, например, апельсина, автоматически выбыли из игры. Так уж совпало, что лимонные витаминки выпускала только одна фирма. Ей, собственно, и цену сбрасывать не пришлось.

Фармацевты из Серпухова пролетели из-за насечки. На их таблетках ее не было, а устроителям аукциона насечка была нужна просто позарез. Как она влияет на качество и лечебный эффект препарата, науке, правда, неизвестно, но заказ все равно ушел за границу. Подгоняя условия аукциона под нужный результат, говорят производители, чиновники просто списывают, как школяры.

Роман Могучев, директор по бюджетным продажам фармацевтического предприятия: «Берется регистрационное удостоверение зарубежного лекарственного средства и описывается в конкурсной документации по вспомогательным веществам».

Устойчивое мнение, что импортное всегда лучше, сформировалось еще в советские времена. В создание этого стереотипа потребления транснациональным компаниям даже вкладываться не пришлось. Им теперь надо только его поддерживать. В таких условиях российским производителям лекарств бороться за место под солнцем трудно. Тем более что их всегда есть, чем прижать. Международным стандартам производства, мол, не соответствуют.

Давид Мелик-Гусейнов, маркетолог: «Сегодня в России 640 производителей лекарственных средств, из них всего процентов 10 имеют сертификат по стандартам GMP. Все остальные компании просто не могут себе позволить это финансово, потому что очень дорогое удовольствие».

Но даже если в цехах и лабораториях все по высшему разряду, конкурировать с импортом все равно крайне сложно. Рынок медикаментов и правила игры на нем под импорт и создавались. Еще в 90-е, когда российское производство лежало пластом, а прилавки в аптеках наполнить чем-то было надо. В результате в России процветает то, за что на Западе больно бьют по рукам.

Международный гигант «Пфайзер» (Pfizer) попался на дорогих подарках врачам, которые выписывали не то, что нужно пациентам. Итог этой истории 
 — 2 миллиарда 300 миллионов долларов штрафа. У нас таких законов нет. Оштрафовать можно разве что за недобросовестную конкуренцию. Только доказать это сложно.

Тимофей Нижегородцев, начальник Управления контроля социальной сферы и торговли Федеральной антимонопольной службы: «Компании запираются, не дают информацию, уничтожают документы. Одна вот компания просто весь свой офис, включая уборщицу, на время проверки вывезла в другую страну на проведение семинара».

Хуже всего, что в этих условиях в цене прибавили и отечественные лекарства. Из-за девальвации подорожало импортное сырье, а у нас почти все из него производят. Да и сами российские фармацевты, пытаясь выплыть, похоже, приняли чужие правила игры и тоже начали платить.

Хуже всего, что в этих условиях в цене прибавили и отечественные лекарства. Из-за девальвации подорожало импортное сырье, а у нас почти все из него производят. Да и сами российские фармацевты, пытаясь выплыть, похоже, приняли чужие правила игры и тоже начали платить.

Видео